Нет ничего более лицемерного и пустого, чем профессиональные борцы с коррупцией, борцы за свободу слова и демократию и вообще, за всё хорошее против всего плохого. Вся мировая история почти кричит, что все, называющие себя борцами с коррупцией, дорвавшись до власти становятся оголтелыми коррупционерами. Сражающиеся «за свободу слова» — огульными цензорами, а показушные демократы — главными неприятелями любой позиции, кроме своей собственной.

Если хоть немного подумать, это обычная игра на эмоциях: какой же обычный человек в здравом уме будет не за всё хорошее? Этот приём политического самопиара и даже свержения власти известен ещё чуть ли не со времён Древнего Рима, и в политологии называется популизмом — психологической манипуляцией вроде как от имени и в интересах большинства. Как и положено по канонам жанра, предлагаются исключительно простые и идеально понятные простым обывателям схемы: всех посадить, всё отобрать и поделить, сделать всем хорошо.

Даже если бы все эти люди, заимев власть, сделали бы (или попытались бы сделать) ровно так, как говорят, реализовали бы (или, опять же, попытались бы реализовать) все свои простые рецепты счастья, то не поменялось бы ровным счётом ничего. Это предельно ясно уже даже из общих законов физической динамики: чтобы существенно изменить движение такой огромной системы, необходимо приложить хотя бы сопоставимое количество энергии с энергией её собственного движения. Это даже не вдаваясь в подробности реальной динамики таких сложных социальных систем, про баланс центростремительных и центробежных сил и тому подобные мелочи. То, что можно хирургически кардинально перестроить все уровни государственного устройства, начиная от рядовых граждан, за короткий срок усилиями одного человека — полная сказочная фантастика для совсем непритязательного электората.

И это всё не было бы так смешно, если бы не совсем недавний и очень наглядный опыт одного сопредельного государства. Которое, так сказать, революционировало в области достоинства. Ещё в конце 2013 года я, исходя из ровно тех же рассуждений, утверждал, что в результате в лучшем случае не поменяется ничего. Богатство государства — результат географического и политического положения, его истории и долгой и упорной работы его граждан на всех уровнях. И никак иначе.

26 марта прошли «массовые» акции протеста сторонников Навального по вышеописанной схеме. И это всё, честно говоря, уже просто навевает зевоту: одно и то же, раз за разом, по тем же самым лекалам и ровно с теми же реакциями от «прогрессивных стран». Задержали несколько сотен людей и какой ужас, их оттаскивали в автозаки! Какая беспредельная жестокость и нечеловеческое коварство подлых властей по отношению к несанкционированному митингу! А вы видели, как разгоняют несанкционированные митинги в Германии или США?.. То-то и оно, происходящее настолько прозрачно и очевидно, что уже даже не увлекает и не развлекает.

А кто руководит движением? Алексей Навальный, человек, который не имея ни внятной команды, ни хоть какого-то опыта административной работы, ни конкретной не-популистской политической программы, уверенно заявляет о своих амбициях стать президентом такой во всех смыслах сложной страны, как Россия. Страшные и беспощадные гонения и преследования которого уже давно напоминают какой-то не очень хороший спектакль.

Если мне скажут, что в России многое организовано и делается плохо, я безусловно соглашусь. Но если мне скажут, что для исправления этого я должен торговать лицом на массовках с Навальным — я сразу пошлю бездельника к чёрту.